Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

О ПТИЧЬИХ СТАДАХ
(А.А. Фет. "На кресле отвалясь")


Для полноты картины приведём полностью стихотворение А.А. Фета:
 
                    На кресле отвалясь, гляжу на потолок,
                   Где, на задор воображенью,
                   Над лампой тихою подвешенный кружок
                   Вертится призрачною тенью.
 
                   Зари осенней след в мерцанье этом есть:
                   Над кровлей, кажется, и садом,
                   Не в силах улететь и не решаясь сесть,
                   Грачи кружатся тёмным стадом ...
 
                   Нет, то не крыльев шум, то кони у крыльца!
                   Я слышу трепетные руки...
                   Как бледность холодна прекрасного лица!
                   Как шёпот горестен разлуки!..
 
                   Молчу, потерянный, на дальний путь глядя:
                   Из-за темнеющего сада, -
                   И кружится ещё, приюта не найдя,
                   Грачей встревоженное стадо.
 
     Само это стихотворение насыщено выразительной структурой образов, отражающих развивающуюся череду сиюминутных впечатлений, смешивающихся с подсознательными видениями, играющими и зрительными и звуковыми образами. Вместе с тем, внимательный слух улавливает в канве стиха отчасти шокирующий речевой оборот: "стадо грачей", повторяющийся к тому же дважды. Не в укор, а из любви к почтенному классику, хочется заметить, что понятие "стадо" в нашем языке не применимо к птицам. Оно традиционно используется для обозначения скопления земных животных: овец, коров и т.п. В отличие от малоподвижных земных обитателей, скопление подвижных, суетливых пернатых называют стаей. Именно поэтому наш образный язык использует это понятие иногда для определения группы волков, чтобы подчеркнуть её стремительность, буквально "летучесть", в этом смысле перенос понятия стаи на лесных хищников вполне естественен, он по сути изначально метафоричен. Обратных же примеров переноса понятия наш язык не знает и примеры, подобные найденным в стихотворении, следует признать некорректными.
Совершенно очевидно, что понятие "стадо" невольно подобралось у Афанасия Афанасьевича в рифменной связи с "садом" – одним из образов стихотворения. В связи с этим возникает желание попытаться понять, а можно ли как-то (не умаляя достоинств классика, а в плане поэтического эксперимента) ибежать использования в стихотворении "стада", вернув грачам присущую им "стаю", не во вред самому стихотворению? Опять же для полноты картины привожу полностью вариант стихотворения с внесёнными небольшими изменениями: 
 
                   На кресле отвалясь, гляжу на потолок,
                   Где, на задор воображенью,
                   Над лампой тихою подвешенный кружок
                   Вертится призрачною тенью.
 
                   Зари осенней след в мерцанье этом есть:
                   Аллеи сада криком оглушая,
                   Не в силах улететь и не решаясь сесть,
                   Грачей вдруг всполошилась стая...
 
                   Нет, то не крыльев шум, то кони у крыльца!
                   Я слышу трепетные руки...
                   Как бледность холодна прекрасного лица!
                   Как шёпот горестен разлуки!..
 
                   Молчу, потерянный, на дальний путь глядя:
                   В саду темнеет тень густая, -
                   И кружится ещё, приюта не найдя,
                   Грачей встревоженная стая.